Записи за месяц: Сентябрь
11:00 

У систем, ответственных за обучение, такая же своя эволюционная история, как у любого органа и системы в организме.
Мы ничего из своей эволюционной "семейной истории" не теряем. Мы проживаем её всю, от одноклеточного до млекопитающего, хотя значительная часть этих метаморфоз приходится на несознательный возраст и ограничивается зачатками органов, которых у нас уже нет. Те же "жабры" эмбриона - на деле зачаточная структура, которая у рыб станет жабрами, а у нас частично войдёт в строение шеи.
С точки зрения природы - если орган потерял функционал - незачем тратить силы на его развитие.

Другое дело, когда орган развивается и отращивает новые способности.
Это случай нашего мозга.
Головной мозг похож на теремок, или на здание в старом городе, в котором каждый новый этаж отстраивался в иную эпоху: на романском цоколе - ренессансный особняк, к нему пристроили ещё пару верхних этажей в эпоху индустриализации; если заглянуть на чердак - то его переделали под хайтечный лофт; а если в подвале порыться, то можно найти остатки древнегреческого храма, отстроенного на каком-нибудь архаичном капище. Причём каждый этаж отвечает вкусам своей эпохи, задачам и образу жизни, принятым в те времена, когда он создавался. Но при этом со временем на каждом этаж появилось что-то, знаменующее перемены в мире - куда-то провели водопровод, а где-то повесили плазменную панель.

Самый древний отдел головного мозга - ствол. Это то место, где спинной и головной мозг друг в дружку переходят. С таким примерно мозгом наши предки выползли на сушу. У современных рептилий он во многом такими и остался. В этом мозге нет никакой "гибкой прошивки", всё жёстко. Он управляет дыханием и метаболизмом, через него формируются самые примитивные реакции защиты и выживания. Эта структура практически не способна к обучению и не подвластна контролю разума. То есть, учиться дышать нам не надо - механизм запуска и дыхания встроен в ствол мозга; разучиться или перестать дышать мы усилием воли тоже не можем - воля и то, чему мы учимся связаны с более новыми отделами мозга, которые не могут контролировать более древние.

Реакции пресмыкающихся обычно элементарны. Холодно - вылезь на солнышко, горячо - отползи в тень, видишь еду - хватай, что-то не то - беги. Ситуацию и её потенциальную угрозу им оценивать сложно в силу малой обучаемости, поэтому выживают они в-основном за счёт многочисленности потомства и паникёрства. Внезапная тень накрыла - прячемся. Не выясняем что это, по умолчанию считаем, что кто-то пришёл нас жрать.

Наши предки отрастили себе функциональную систему, позволяющую дифференцировать обстановку более тонко и реагировать более гибко.
Базовая и самая вероятно древняя часть мозга, позволяющая помнить и учиться - лимбическая система. Это различные образования, окружающие верхнюю часть ствола мозга. то самый новый этаж. Лимбическая система изначально отросла как часть мозга, связанная с ... обонянием. Ничего удивительного - ведь именно запахи для большинства животных являются чуть ли не основными источниками информации о мире. И при появлении хорошей памяти и обучении по ним возможно стало определить, кто сидит в кустах - хищник, еда или потенциальный партнёр для спаривания, по ним возможно стало понять съедобное/несъедобное и в какой стороне вода, они помогали ориентироваться, кто тут накануне пробегал и стоит ли бежать за ним или от него. Фактически, эти механизмы позволяли отделить, что для существа хорошо, а что плохо. Запоминание лимбической системой опыта давало шанс избежать в будущем опасной ситуации, до того, как вляпался в неё всеми лапами.

Тут надо понять и обязательно запомнить два очень важных для нас момента.

Первый касается обучения. В лимбической системе тесно связаны между собой механизмы контроля и управления памятью, движениями и эмоциями. Таким образом на базовом уровне наши механизмы обучение связаны с эмоциями и моторикой. Отсюда разные хорошо известные феномены. Например, эмоционально поданная информация закрепляется лучше. Потому что эмоции один из неотъемлемых составных элементов обучения. Они помогали адаптироваться к миру до того, как древние приматы отрастили себе неокортекс, стали людьми, изобрели речь и письменность и отделили знание от непосредственного опыта.
То же самое касается движения. Невозможно чему-то научиться, лёжа на спине ровно. Наше познание - постоянный процесс движения. Трогать, пробовать, повторять слова. Понаблюдайте за собой, вы обратите внимание, что даже когда вы учите что-то сугубо теоретическое, вы не сидите неподвижно. Это менее известный нюанс - но нам зачастую проще запоминать что угодно "на моторику". Личный опыт животных приобретается сованием носа в норки, рытьем почвы собственными лапками. Системы нашего познания и обучения по-прежнему работают на этом движке, где обучение тесно связано с движением.

Второй - базовые эмоции у наших предков были задолго до того, как появился наш человеческий интеллект. То, что мы переживаем, как эмоции - страх, тревога, влечение, влюблённость, интерес - это биохимические процессы и импульсы в нейронных цепях, способствующие нашему выживанию, как особи и как вида. И они были задолго до того, как мы себе отрастили речевые зоны, позволяющие, в сложных рифмованных формах фиксировать свою фрустрацию отказом вожделенного сексуального партнёра, в смысле - воспевать в стихах неразделённое чувство. Что гораздо проблемнее, они были до того, как у нас появились многоэтажные системы оценки и планирования и волевого контроля.
У первых млекопитающих была для этого несложная кора в два слоя. У человека их шесть и по площади - они почти с одеяло размером, но против лимбической системы регулярно не могут устоять. Чем древнее отдел, тем хуже он поддаётся контролю коры. Кора получает отчёт, но не право управления. В случае со стволом это очень жёсткое ограничение - перестать дышать по собственной воле не выйдет. Лимбическая система и неокортекс вроде бы в процессе развития достигли соглашения о сотрудничестве и взаимно интегрировались. Вроде бы.
Почти у всех бывали случаи, когда "сначала сделал, потом подумал". Причём подумал нередко "Ё-моё! Что ж я сделал-то?!". Чаще всего это ситуация перехваты контроля коры более древними структурами. Они информацию получают быстрее, у них есть автономные структуры обратотки информации и эдакие подпольные пути сообщения с разными центрами, и периодически (особенно на фоне волнения и стресса), происходит бунт старослужащих и самоуправство. Получается - пока в министерстве (коре) изучают ситуацию и пытаются сочинить планомерное решение проблемы, на местах уже успели отдать и реализовать указания. Порой криво и "не по уму". Ну, потому что лимбическая система это уровень пусть и млекопитающих, но очень древних зверьков. На стресс надо выдать реакцию - чем быстрее, тем лучше, пока не сожрали.
С точки зрения разума некоторые ситуации, до которых нас доводит лимбическая система, могут выглядеть чистым вредительством.
Но тут виновата проблема всё того же очень быстро поменявшегося мира и среды обитания. У животных нет представления о том, что вот идёт медведь, возможно, он идёт за мной, надо бы в кусты. Запах крупного хищника, который распознаётся, как опасный, вызывает именно двигательную реакцию безо всякой лишней рефлексии - и зверёк бежит. От скорости реагирования зависит выживание.
Или - в кустах мелькнула еда - надо бежать за едой. "Думать" некогда, надо хватать.
Структуры лимбической системы участвовали в обеспечении именно такого поведения. И, несмотря на сформировавшиеся связи с вышестоящими отделами мозга, лимбическая система работать самостоятельно вовсе не разучилась. И она отлично срабатывает в ситуациях реального риска. Вы идёте по улице, думаете о своём, и вдруг отпрыгиваете на три метра в сторону - ещё до того, как осознали, что вот этот шорох, похоже - звук съезжающего с крыши над вашей головой снега. Понимание приходит позже, когда вы стоите по колено в весенней луже, полной льда, зато стоите, а не лежите в морге. А вероятность была. Но три кубометра снега и сосулек промахнулись. Ваше личное МЧС успело.
Правда, в другой день можно неудачно встретить в тёмном коридоре знакомого и дать ему в глаз с перепугу. Потому что его дружеский жест - подойти со спины, взять вас под локоть и помочь миновать опасную зону складирования барахла, отдельные части мозга воспринимают, как агрессию, и сначала запускают действия, направленные на защиту, а потом... ой. Вы даже уже видите знакомое лицо, но кулак остановить не в силах.

Вопрос: Что вам больше хотелось бы дальше?
1. Про эмоции 
69  (56.56%)
2. Про связь движения с обучением. 
53  (43.44%)
Всего: 122
15:54 

Один из самых наших эффективных механизмов приспособления - способность к научению и передаче знаний.
Многие животные проходят в детстве "тренинги" и обучение, но это получение практического опыта. Волчица обучает волчат навыкам охоты, притаскивая им придушенную добычу. Молодые волки способны копировать охотничьи приёмы старших, увидев их. Однако ни одна волчица не в состоянии рассказать об охоте, ни один матёрый волчище не оставит после себя мемуаров. В волчьей стае невозможно узнать об опыте тех удачливых охотников, которые уже умерли. Только у человека появились способы сохранять и получать знания об чужом опыте.
Однако, и тут есть нюансы. самый главный - знание о чужом опыте не заменяет собственного опыта.

При рождении знаний о мире и поведенческих навыков для существования в нём - нет. Есть рефлексы. Младенец, например, рефлекторно совершает сосательные движения, как только что-то касается его губ.
Но с момента рождения мы непрерывно получаем какой-то опыт. И без этого опыта невозможно нормальное развитие. Для формирования любого навыка требуется образец действия и самостоятельное повторение этого действия. Большинство структур нервной системы и тела, ответственные за определённые функции, развиваются только при условии их постоянного использования. Не используются - не развиваются.

Речь - самый наглядный пример.
На момент рождения у ребёнка нет речи, она формируется постепенно в течении нескольких лет. В течении этих лет нервная система постепенно развивается, одновременно, по мере использования всех связанных с пониманием и воспроизведением речи структур - от восприятия звуков и голосовых связок до слуховых анализаторов и речевых зон в коре, эти функции постепенно "прокачиваются". Сначала ребёнок начинает дифференцировать звуки, потом пытается их воспроизводить. Сперва это отдельные гласные, потом - многочисленные "агу" и "гага", потом коротенькие слова и слоги из длинных.

Процессы изменения по мере роста и обучения влияют друг на друга. Если нервная система почему-то созревает медленнее, то и речь будет формироваться с задержкой. Но если с ребёнком не разговаривают, если с ним не воркуют бабушка и мама, если он предоставлен сам себе без компании сверстников и взрослых, то речевое развитие тоже может застревать. Так иногда бывает с детьми из семей глухонемых родителей - если они не общаются вне семейного круга с другими детьми и людьми, то при полностью нормальном слухе и речи не могут зачастую нормально говорить - ведь нормальной речи они почти не слышат, с близкими её в общении не используют, и копировать звуки им было не с чего. Работать с исправлением таких задержек бывает тяжело, особенно если ребёнок попал к логопедам лет в пять. Структуры, ответственные за речь, не развились, а в пять лет уже невозможно вернуться назад к уровню трёх лет и доделать то, что не сформировалось вовремя.

Более того, если в определённый момент лишить ребёнка возможности общаться с другими людьми на несколько критичных для развития речи лет, он никогда не сможет заговорить. Эта то, что происходит с детьми-маугли: даже возвращённые к людям, они в большинстве случаев не в состоянии овладеть речью. Кстати, не только речью. Многие из них даже ходить на двух ногах нормально так и не стали. Потому что прямохождение - это всё тот же навык. У нас есть строение тела, заточенное под прямохождение, нам не очень удобно ходить на четырёх конечностях - у нас ноги длиннее рук, кисти слишком нежные, таз расширен в стороны. Но если ребёнок оказался в детском возрасте в стае, то копировал он волков и все системы, заточенные на то, чтобы воспринять прямохождение, выучили чужую "программу". Научиться подниматься на две ноги и держать равновесие в дальнейшем такому ребёнку будет крайне сложно - ведь удержание равновесия при ходьбе на двух ногах сродни балансированию на канате. Это очень сложный трюк, в исполнении которого участвует дофига структур - рецепторы мышц, связок, кожные рецепторы - постоянно отправляют мозгу информацию о позе, степени натяжения и сокращения, мозг координирует её с информацией от органов равновесия и аппарата, улавливающего направления движения (у нас есть хитрый гироскопчик во внутреннем ухе), и с тем что видят глаза, и с тем, что чувствует кожа - и в соответствии со всем этим раздаёт команды мышцам. На самом деле это целые паттерны команд. Есть эдакие "программные блоки", определяющие шаг, бег, любые привычные движения. И как раз формирование таких блоков и лежит в основе обучения.

Возвращаясь к теме развития - если ребёнок не двигается, если он мало двигается, он вырастет неуклюжим, даже если с точки зрения анатомии и физиологии ему ничего не мешает (и именно поэтому попытки ограничивать маленьких детей, дошколят и младших школьников в физической активности - идея вредительская, закладывающая первый камень в основании гиподинамии и всяких бытовых травм на мелком месте).

Если брать популярную метафору, сравнивающую функционирование нервной системы с компьютером, где мозг - это "железо", а навыки - программное обеспечение, то у нас, в отличии от компьютера, есть прелюбопытный нюанс - процесс записи и настройки ПО меняет строение системного блока. Софт перестраивает хард; хард становится продвинутее - становится возможным установка более сложного софта; новый софт опять изменяет хард. Причём это нормальный, непрерывный и постоянный процесс. Он критичен для формирования полноценного организма в раннем возрасте, но и во взрослом сохраняется, просто в гораздо более ограниченных масштаюах.

Организм ребёнка заточен на поглощение, копирование и воспроизведение. Иначе детёныш человеческий не выжил бы в природе. Дети форменные обезьяны, талантливо пародирующие пап и мам и их действия. В меру возможностей, конечно. Очень уморительно, когда годовалая девица пытается протереть полы, как мама, или слепить пирожок, как бабушка. Но это подражание - как раз один из тех мощнейших приспособительных механизмов, который позволил человеку расселиться от тундры до экватора, заглянуть на дно Марианской впадины и за границы солнечной системы.
Возраст до семи лет - время когда реально возможно "впихать невпихуемое". Но только при условии нормального функционирования нервной системы и при впихивания информации и навыков определённого плана по мере созревания структур-носителей. Бестолку шестимесячному показывать картины мастеров кватроченто - он ещё плоскостных изображений не воспринимает.

Навык преодоления собственной инерции - это в определённой мере тоже навык. Он формируется, как любой другой при условии благоприятной наследственности (например, ни от кого от родителей ребёнку не перепало перекосов в регуляции дофамина и окситоцина, или других влияющих на активацию процессов копирования и обучения сдвигов и заболеваний), благополучной беременности (они прошли без негативных последствий для всего организма в целом и мозга в частности, и новорожденный полностью "созрел" для встречи с миром) и при наличии примеров и соответствующего опыта в окружении, плюс - одобрение и содействие этого окружения, направленные на поощрение соответствующих действий. И при выпадении чего-то из составляющих - у вас будут сложности.

Хорошая новость: мы и во взрослом возрасте можем неплохо освоить массу вещей, особенно если дело только в недостатке воспитания/научения. Было бы желание.
Плохая новость - на формирование любого стойкого навыка требуется время и регулярное повторение долгого времени. Вспомните как ребёнок учится ходить, как он сначала начинает подниматься, делает первые шаги, держась за стеночку, за ручку, как спотыкается и падает, как долго выглядит неловким. Учиться любому навыку придётся точно так же, только дольше. Дети учатся гораздо быстрее. Однако, взрослые делают это осознаннее, что позволяет несколько уменьшить отрыв.
Человеку который когда-то в детстве чем-то занимался будет проще восстановить навык, чем тому, кто начнёт с нуля. Но конечные результаты вовсе не обязательно будут существенно отличаться.
Имеет значение наследственность - у чем-то одарённых родителей чаще всего дети с соответствующими задатками и им будет проще в соответствующей сфере.
Сложнее всего, когда наследственность не на вашей стороне и никакой одарённости вам не досталось. Но даже при таком раскладе шансы на прогресс всё равно есть.

17:31 

Мы не существуем вне мира.
Наш разум выстраивает несколько иллюзорную картину изолированности. Вроде бы, организм имеет некие постоянные границы и не может диффундировать сквозь стены. Вроде бы сознание наше неплохо огорожено стенами тела, оно способно оторваться от реальности и побыть наедине с собой, обдумывать мысли, испытывать чувства без явных проявлений этих процессов.
Вроде бы.
На деле с самого первого момента существования мы находимся в непрерывном процессе взаимодействия с окружающим. Он ни на секунду не останавливается. Как любой живой организм - мы вовлечены в неописуемое множество процессов.
Классическое образование обычно говорит о вдыхаемом и выдыхаемом воздухе. О поступлении, переваривании и экскреции пищи. О поступлении и переработке информации.
Всё это так, но разложенное на системы и разделённое на процессы существование тела приводит к некоторому искажению картины. Кажется, что живые существа - это такие вроде как изолированные от внешней среды шарики, в которые что-то попадает, метаболизируется и выводится.
Это не вполне так.
Мы не оторваны от окружающего мира, мы находимся в нём и являемся его частью. Ежесекундно и ежеминутно, от момента зачатия до смерти - мы часть окружающего, такая же, как тектонические плиты, моря, облака, движение воздуха, растения и животные. На нас влияет всё. Эволюционно сложившийся организм - это в сущности способ существования живого в какой-то конкретной среде. Если среда меняется, организм должен приспособиться или исчезнуть.
К нашему счастью, приспособительные способности у нас - о-го-го. Человек научился приспосабливать среду под себя и достиг в этом выдающихся успехов. Но при этом человечество само себе подложило свинью: среда стала меняться так стремительно, что нам сложно стало приспосабливаться к скорости этих изменений. Но это отдельная тема для отдельного разговора о "болезнях дезадаптации".
Давайте вернёмся к развитию.
С момента слияния яйцеклетки со сперматозоидом мы постоянно взаимодействует с внешней средой. Для плода большое влияние имеет состояние матери. Девять месяцев плод связан с ней теснейшими связями и на нём будет сказываться всё, что с ней происходит. Не только какие-то жуткие и критичные для плода болезни, вроде краснухи, не только экстремальные стрессы - вообще всё. Просто не имеющая критического значения часть этих влияний обычно из внимания выпускается, потому что к каким-то существенным нарушениям не ведёт, медицине и биологии они, соответственно, неинтересны.
Но мамины эмоции, например, доходят до плода - поскольку эмоции это выброс определённых веществ в кровь, и с кровью многие медиаторы могут достигать его организма. И касается это не только напряжённых психологических ситуаций, но и обычных повседневных - поругалась со свекровью, удачно подстриглась, не вышло что-то на работе, любимый муж принёс букет, не выспалась, сварился вкусный супчик - всё это тоже. По одной из теорий нам так сложно не реагировать на возмущения и осуждения наших мам, потому что интонации голоса ребёнок неплохо различает на поздних сроках; если мама в это время с кем-то ругается интонационный рисунок запечатлевается поверх соответствующего потока медиаторов, и уже во взрослом возрасте мы оказываемся беззащитными перед этим сочетанием, повышение тона её голоса вызывает выброс соответствующих медиаторов у нас, вгоняя нас в панику и гнев. Это тоже эволюционный механизм. Ведь при скандалах вырабатываются гормоны стресса, которые в первобытные времена обычно были связаны с какой-то реальной опасностью. Выброс кортизола у матери позволял плоду "отрепетировать" выброс кортизола у будущего ребёнка. После того, как непосредственная связь между матерью и ребёнком разрывалась при рождении, оставался механизм, позволявший детёнышу быстро среагировать даже на ситуацию ему неизвестную, ориентируясь на крик матери. Есть мнение, что помимо этого на сходных механизмах строится и способность детей с очень раннего возраста начинать манипулировать родителями.

Органы и системы развиваются постепенно, минуя определённые этапы. У каждой системы есть свои "критические периоды", когда она особо чувствительная. Обычно они совпадают с периодами интенсивного роста. Для нашей темы основной критический период - третий. С 18 по 22 неделю активно формируется нервная система и закладывается не только её структура, но и основы будущих рефлекторных и гормональных механизмов.

Ещё одна критично важная для нормального развития нервной системы вещь - кислород.
Одна из закономерностей эволюционного развития: то, что в процессе эволюции развилось раньше - лучше приспособлено к разным изменениям, устойчивее, выносливее. То, что появилось относительно недавно, переносит неблагоприятные воздействия хуже. А самое последнее у нас - кора головного мозга. И без кислорода в первую очередь загибаться начинает именно она. Когда кислорода хронически не хватает плоду эти отделы мозга просто не могут сформироваться достаточно правильно. А с кислородом проблемы могу возникать при разных патологиях у мамы, при неудачном прикреплении плаценты или плохом её функционировании, при длинной и склонной запутываться пуповине.

Длительные периоды гипоксии у плода ведут к проблемам в дальнейшем развитии функций, базирующихся в коре - счётным, речевым, и навыков планирования и контроля. Выраженность зависит от периода в котором плоду не хватало кислорода, от степени этой недостачи, её длительности. Иногда поражение настолько сильное, что ребёнок в будущем не сможет освоить речь совсем, иногда - все речевые трудности к школе выправляются логопедом. То же касается остальных локализованных в коре функций.

Кроме проблем с речью, нехватка кислорода ответственна ещё и за общую слабость нервной системы. Такие дети с трудом переносят перемены и сильные эмоции, разыгравшись, не могут долго успокоиться, быстро устают, а уставая начинают особо настойчиво ныть и капризничать. Им сложнее сосредоточиться, они быстрее отвлекаются. Впридачу они еще склонны к разным ВСД, метеочувствительности, вегетативным реакциям.

Скорее всего, Оле из прошлого поста повезло и с наследственностью и с ранним развитием. Но не всем же так везёт. Если в детстве вы ходили к логопеду, если в обменной карте из роддома у вас написано "плацентарная недостаточность", "внутриутробная гипоксия" или "гипоксия в родах", то у вас весьма вероятно есть вполне обоснованный комплект сложностей, неведомых "Оле".
И он, к сожалению, не исчерпывается только пониженной работоспособностью и трудностями с планированием и контролем. На него нарастает много ... всякого. Но об этом позже.

22:24 

Интернет полнится завлекалочками разных курсов с фотографиями участников "до" и "после" и баннерами "Похудела за 2 недели на 10 кило!", "Зарабатываю тысячу долларов, не слезая с дивана" и обещаниями "действующих методик" которые "доступны всем". Однако, всегда есть масса народа, которым методика почему-то не помогла. Может быть вы тоже в подобной ситуации оказывались. Более того, это касается не только техник самосовершенствования и борьбы за нормальный вес - это касается повседневной жизни. Некто Оля из соседней квартиры всегда бодра, весела, при макияже и на каблуках, и нет тому никаких оправданий, потому что она замужем, с детьми и при работе, а вы работаете по полдня два раза в неделю, не обременены детьми и отношениями, но сил не хватает даже на то, чтобы выбрать в шкафу вещь попристойнее, со стула берётся первое попавшееся, какой уж там макияж. И вам бы и хотелось "как Оля", но каждое утро по два часа уходит только лишь на то, чтобы поднять себя с постели используя будильники, кофе и самобичивание. И если в отчаянном порыве вы всё-же ухитряетесь прожить один день "как Оля", то потом вам требуется двухнедельный отпуск. И ведь эта Оля никогда ни на какие тренинги вроде не ходила, а вы вроде бы нормальный человек, в чём же проблема?

В том, что мы все разные. На самом деле это не проблема, а механизм выживания человечества, но то, что хорошо для вида, для отдельного его представителя запросто может обернуться о-го-го какими проблемами. Природа пытается породить многообразие, ничем не брезгуя. Что-то выходит удачнее, что-то нет. Кому-то везёт больше, кому-то меньше. Важно понимать, что реклама, обещающая "получилось у тысячи человек - получится и у вас" в определённой мере фикция. Любые достижения ограничены теми рамками в которые нас ставит эволюция и онтогенез. И я чувствую, что по этой теме надо пройтись, чтобы участники той же борьбы за сон не спешили себя пилить за неспособность спать по восемь часов или высыпаться за те же восемь вместо одиннадцати. Нет никакого "как все". Мы все разные.

Чтобы лучше понимать как формируются эти различия, где искать пределы и как не бояться рамок хочется чуть подробнее остановиться на вопросе онтогенеза. Тема развесистая, за раз не уложиться.

Наши ограничения в первую очередь установлены самой эволюцией. У нас нет ни крыльев, ни жабр, например. Жабры атрофировались, крыльев не отрастили. Плавать, как рыбы и летать, как птицы не можем. Можем многое другое. Думать головой и работать руками, накапливать и передавать знания, как следствие - компенсировать себе отсутствующие крылья и жабры летательными аппаратами и аквалангами. Точно так же происходит со многими другими менее очевидными свойствами.
Внутри вида признаки могут быть выражены сильнее или слабее - у кого-то волосы темнее, у кого-то светлее. У кого-то серотониновый и мелатониновый обмен крутятся полноценно, у кого-то хромают. В отличии от цвета волос это различие незаметно и неочевидно. Но оно способно подчинять себе циркадные ритмы и склонность пребывать в дурном настроении. В любой борьбе со своим организмом - за нормальный вес или полноценный сон, стоит помнить об этом, хотя бы для того, чтобы прекратить заниматься самобичеванием. Бывают такие ситуации, когда ваш обмен обходится с вами примерно так же, как эволюция с человеком - вы не можете его переделать усилием воли, как не можете усилием воли отрастить себе жабры. Это не повод сдаваться. Это повод искать иные пути. На очень многие случаи наука успела уже собрать свои "акваланги", зачастую вы просто о них не знаете.

Наша индивидуальная история начинается с момента, когда сливаются в одну спираль половинки ДНК из яйцеклетки и сперматозоида. В этот момент определяется - что мы получили в наследство, и отвертеться от этого наследства невозможно - оно будет в каждой клетке тела. Мы не можем быть ни точной копией отца, что бы там ни говорили про внешность, ни точной копией матери. Они сдали нам только по половине своих колод. А добрая природа ещё и перетасовала эти две половинки в процессе. И, возможно, при этой сдаче и перетасовке вам выпала какая-то удачная комбинация, а возможно - нет. Может, кусочки цепи, кодирующие синтез дофамина, уже в этот момент встали так, что вам всю жизнь будет объективно сложно сподвигуть себя на любые трудовые подвиги. А может и нет.

Эта комбинация определяет особенности развития организма, формы его будущего тела, особенности нервно-мышечной передачи, медиаторного и гормонального обмена, предрасположенность к заболеванием и некоторые "болезни", которые на деле являются наследственными особенностями а не заболеваниями в чистом виде. Реакции на заболевания - тоже определяет. На структуре личности тоже может сказываться. Таланты и одарённости - тоже она. Если прежде в моде были теории, придававшие огромное значение "воспитанию", то чем дальше идёт работа над расшифровкой ДНК, тем очевиднее становится, что наследственность имеет значение ничуть не меньшее, и далеко не всё можно "перевоспитать". Берясь за перевоспитания самого себя, об этом тоже стоит помнить.

Наследственность с одной стороны задаёт нам рамки, с другой - в этих рамках диапазон наших возможностей очень широк. Наследственность метафорически можно представить холстом и набором рисовальных принадлежностей - что и как будет изображено на этом холсте - уже будет результатом обстоятельств.

И об этом мы продолжим завтра.

11:14 

Новый учебный год начался!
Отличный момент продолжить.
Или повторить.
Или начать сначала.

Давайте используем классический подход: Как вы провели лето?
принесло ли оно какие-то впечатления, знания, мысли?
И какими вопросами хотелось бы заняться в будущем?

Среднее полушарие

главная